Неделя: даты, события, люди. № 45 - 11 ноября 2015

8 ноября отметили день рождения два известных фотографа – Илья АХОБЕКОВ и Расул БОТАШЕВ.

Илья (Хазраил) Ауесович Ахобеков, фотокорреспондент пресс-службы Парламента КБР, родился в 1965 году в Баксане. Он был старшим из троих сыновей в семье и первым внуком у бабушек и дедушек с обеих сторон. «Тогда я этого не понимал, - говорит Илья, - но меня просто безбожно баловали. Исполнялись все мои капризы: хочу торт в два часа ночи – его находили или пекли, хочу сию минуту к даде и нане – тем или другим – меня везли к ним, вместо того, чтобы прибить на первом же повороте». С Ильей так – о самых серьезных вещах он умеет говорить шутя, и наоборот.  Баловство как-то легко сочеталось со спартанскими требованиями к характеру: «Даже в детсадовском возрасте я не мог прийти домой и пожаловаться, что меня кто-то обидел, ударил. Сказали бы – ну и что, иди и ударь в ответ!» 
Он помнит себя очень маленьким. «Помню, как мне подарили «звучащего» плюшевого медведя, и я сказал: «Тетя Женя, мне сегодня два года». В школе не жаловал химию и алгебру. «Геометрию я понимал, но алгебра с ее абстрактными цифрами до меня не доходила. Нравились гуманитарные предметы – история, география. В пятом классе ходил в астрономический кружок, который вел наш будущий учитель физики. Скорее всего, это была зима, когда очень длинные ночи. После уроков, помню, мы вышли на улицу в полной темноте, и нам дали в телескоп посмотреть на луну. О, эти ощущения! Вообще всю жизнь считаю себя немного связанным с космосом».
Первая и главная мечта – армия. Среди родных было много военных, так что человек в форме в доме было явлением привычным. Младшая сестра отца работала в военкомате, она и ее подруги – все молодые и красивые – часто забегали к ним в обед. С тех пор он точно знает: самая красивая и привлекательная девушка – не в купальнике, а в форме. В общем, он хотел быть военным – и только им. «Более того, я хотел работать в КГБ, что сейчас не все поймут. Но я рос абсолютным патриотом своей страны, того СССР, и хотел служить ей». Из-за проблем со зрением военная карьера оказалась невозможной, и к моменту окончания школы возник другой план: стать фоторепортером. На это его вдохновили внештатное сотрудничество с районной газетой «Коммунист» и знакомый фотограф, живший неподалеку. И он поступил в Ростовский кинотехникум.
Как-то летом он поехал на турбазу «Чегем», где познакомился с Алексеем Шахмурзаевым («СМ» №41, 2014). Алексей Сагидович, актер по профессии, легендарно известен как фотограф. Жил он обособленно, в палатке, разбитой в паре километров от турбазы. Через полгода после той случайной встречи Илья попал к нему в нальчикскую студию. «Знакомство наше быстро переросло в дружбу. Следующим летом мы поехали в горы уже вместе. Палатка, провизия на месяц, абсолютно автономное существование. И каждый день мы выходили в пять утра по какому-нибудь маршруту – влево по ущелью, вправо, к тому, другому леднику. С пяти утра до часа-двух идешь только в одну сторону. С собой строго ничего, кроме шланга и нескольких шоколадок, потому что наверху все тяжело. Шланг – чтобы пить: если ручей в леднике или в расщелине между камнями, ты не можешь каждый раз ложиться – опускаешь его, как слон хобот. Как по листу бумаги, закрепленной над вспышкой, понимаешь, что перед тобой профессионал съемки, так и по экипировке, даже по тому, как зашнурованы ботинки, понимаешь, «матрасник» это или опытный турист».
В 90-х Илюша – так зовут его практически все друзья-знакомые – пытался что-то покупать-продавать, профессионально занимался массажем – с выездами на море в сезон, одно время даже работал шашлычником. Он никогда этому не учился, но прекрасно готовит, а талант этот оказался востребован в самый тяжелый период его жизни: «За очень короткое время не стало отца, мамы, дяди, тети… А потом мы вместе с моим близким другом попали в страшную аварию. Это было 13 апреля. Друг, сидевший за рулем, погиб, а меня нашли случайно в 35 метрах от машины в лесополосе. И то потому, что я в шоке встал и прошел несколько шагов, а то и не увидели бы. Ничего этого не помню. Несколько дней был без сознания, потом месяцы в больнице. Когда вышел, друзья предложили мне точку на трассе Баксан-Прохладный, там я жарил шашлыки. Кстати, у меня были свои клиенты, очень хорошие».
Восстановившись физически и психологически, он снова почувствовал творческую составляющую фотографии. Он много снимал, сотрудничал с газетами, с театрами, для которых формировал архивы. 
Илья холостяк. Он не слишком распространяется о своей личной жизни, но и вопроса не избегает: «Когда живешь с человеком – неважно, есть у вас штамп в паспорте или нет – несколько лет, а потом вас разлучают – люди или обстоятельства… Я очень болезненно на это отреагировал, даже не ожидал от себя. Мне понадобилось десять лет, чтобы от этого отвязаться, прийти в себя, чтобы жить какой-то новой жизнью…»
Он цитирует Лагерфельда: «Что мне нравится в фотографии, так это то, что в ней пойман момент, который ушел навсегда, который невозможно воспроизвести». Считает, что такое могут лишь настоящие фотографы, а их – единицы, и становятся таковыми лишь в процессе постоянного самообразования и работы над собой. «Настоящие – они вынуждены, фотография заставляет их быть начитанными, образованными, интеллигентными, знающими, понимающими в науках – в зависимости от того, в каком направлении они работают. Вот свадебный фотограф – я считаю, тоже не фотограф. Да, за это платят и, если мне закажут, я тоже побегу и буду снимать. Но никогда не буду считать, что это серьезная фотография, серьезная работа».
Илья любит документальные фильмы о фотографах, об альпинистах, а также о жизни диких животных. Такой фильм он мечтает снять сам, и даже написал сценарий. 

Расул Хакимович Боташев, фотограф, директор фотостудии RIGO, родился в 1978 году в Нальчике. Отец, Хаким Ибрагимович, был профессиональным фотографом. Выпускник Ростовского института фотографии, он работал в фотоателье на улице Ногмова. «Фотографию я узнал от отца, - говорит Расул. – С фотоаппаратом с пяти лет». 
Расул – старший из четверых детей. Закончив 8-ю школу, поступил в военное училище, проучился два года, после чего ему по семейным обстоятельствам пришлось вернуться в Нальчик. Он пошел служить в ОМОН, поступил заочно в Ростовский институт МВД, позже получил и гражданское юридическое образование –  в Правовой академии Минюста. Проработал в МВД 12 лет, шесть из них – в Чеченской Республике. Уволился в звании капитана, с должности начальника службы участковых уполномоченных в Эльбрусском районе, поняв, что больше не хочет быть частью правоохранительной системы. Участие в боевых действиях давало Боташеву право на пенсию и квартиру. Впрочем, за квартиру пришлось судиться с МВД полтора года, а потом еще 4 года ждать исполнения решения суда. Пять лет назад женился – спустя две недели после знакомства: «К тому времени я уже неплохо разбирался в людях и видел, что Эльмира человек хороший, серьезный, так чего тянуть?» Смеется: «Предложение я сделал 1 апреля, чтобы иметь возможность сказать, что пошутил». Эльмира Магомедовна (Батчаева) работает в налоговой инспекции, в семье уже двое детей: Камилла и Искандер. 
Расул признается, что за время разъездов осознал, как сильно скучает по родной республике. «Я оценил правоту поговорки «где родился, там и пригодился». Что я умел? – Фотографировать. Вместе с Азретом Кемовым создали студию RAIS. Мне хотелось возродить искусство студийной фотографии, которой больше нет. Вспомните, какие были студии на Ленина, на Ногмова: высокие потолки, большие помещения, специальный свет. Мы сейчас с удовольствием смотрим семейные альбомы – там все такие статные, красивые, это такая память. А сейчас осталось что? – Селфи. Я не понимаю пристрастия людей показать всю свою личную жизнь в сети – не могу это осуждать, но думаю, это со временем пройдет, и люди вернутся к тому, что нужна студийная, портретная съемка. Фиксация не момента, но характера, сути личности. Для этого нужно готовиться, пообщаться с человеком предварительно. Технологии не стоят на месте, и любой обыватель может сделать даже качественный снимок, но не любой может сделать фото в студии. Игра со светом может подчеркнуть черты лица, создать атмосферу, настроение. Можно показать человека в ярких красках, а можно направить тонкий пучок света на лицо, остальное оставить в темноте. Можно высветить руки, если речь идет о музыканте, показать, насколько они виртуозны. Качество, четкость, резкость, настроение достигаются только при помощи света. Постановка света, другие технические тонкости – все это давал мне еще отец, посвящал в разные нюансы, пока я ночами с ним в лаборатории печатал снимки. С приходом цифры фотография стала доступней, легче, многие вещи  можно быстро запечатлеть. Но по качеству изображения пленка до сих пор выигрывает, и серьезные фирмы, издания работают на пленке, а после съемки ее оцифровывают». Есть и нетехнические тонкости, которые полезно знать тем, кто хочет хорошо выглядеть на фотографии. Например, тщательно обдумать цвет и фактуру одежды и даже белья, хорошо выспаться, не пить много жидкости накануне, вымыть волосы минимум за день до съемки – иначе они будут пушиться и электризоваться, ну и, конечно, быть настроенным на съемку. Расул не очень любит снимать свадьбы – считает, что молодые в этот день слишком напряжены. К счастью, понемногу входят в моду памятные фотосессии жениха и невесты до или после свадьбы.
Среди клиентов студии RIGO – молодые люди, которым нужны качественные фото для портфолио; компании, работающие в сфере бьюти-индустрии, дизайнеры, модельеры; глянцевые журналы; отели, рестораны, которым нужно красиво показать номера, залы, блюда; различные предприятия, нуждающиеся в рекламных съемках. Однажды заказали снимок яблока для рекламного баннера. Казалось бы, яблоко и яблоко, но как его распечатать размером 15 на 20 метров без потери качества? В итоге яблоко было скомпоновано из 12 фотографий. А в фойе отеля «Антау» висит панорама Главного Кавказского хребта с обозначением 140 его вершин, их названиями: полотно размером 1,5 на 8 метров скомпоновано из 374 кадров и «весит» 9 гигабайт. 
Каждое лето как минимум на месяц Расул выезжает в горы, иначе просто плохо себя чувствует: «Хочется ездить туда, где еще никто не был, где нет цивилизации. Не на курорты – хотя там тоже очень красивые есть места, – но туда, где ты видишь природу живую, нетронутую, без столбов и проводов. Мы с отцом ездили в Джилы-су на «Урале» еще в 80-х, когда эти места мало кто знал».
Природа вдохновила Боташева на главный сейчас для него проект: снять качественный, мирового уровня ролик, рекламирующий Кабардино-Балкарию. «Он не должен быть снят «с дороги», как это делает наше телевидение. В республике столько мест, до которых редко кто добирался и видел – высокогорные ледниковые озера, красивейшие плато, почти недоступные водопады. Если проанализировать весь Интернет, то мы по контенту сильно отстаем от соседей. Много роликов, которые рекламируют не конкретный ресторан или отель, а Осетию целиком, Грузию целиком или какой-то курортный район. Наш курорт способен конкурировать с той же Турцией, с Австралией – есть у нас такие места. А главное – есть люди, есть наши традиции, наша прекрасная кухня, наше легендарное гостеприимство; есть мастера, умеющие делать уникальные изделия из металла, из шерсти, из дерева».

Марина Карданова.

Свежие номера газет Советская молодежь


08.08.2018
01.08.2018
25.07.2018
18.07.2018