Pro_raznoe@mail.ru. № 44 - 1 ноября 2017

О невозможном если не мечтать, то вряд ли и возможное случится…

 Дети со всех уголков мира писали Кулиеву письма. Они благодарили его за поэтический труд, приглашали выступать с декламацией. И Кулиев приезжал – в Симферополь и Бомбей, Токио и Париж. Всюду он собирал полные залы слушателей и обязательно заходил в школы. Читал не только свои стихи, но и лирику Пушкина, Лермонтова, Некрасова...
 По рассказам очевидцев, Кайсын Шуваевич быстро завое-вывал внимание и любовь ребят, хотя его стихотворения редко посвящались детям. Чаще он читал о долге и чести, о малой родине, горцах и горах. Но его живая красивая речь, его добрейшая, запутавшаяся в усах улыбка непременно вызывали доверие и рождали симпатию. А стихи Кулиева о природе и своем детстве, наполненные светлыми и беззаботными мыслями и образами, особенно полюбились местным мальчишкам.
 Детство самого Кайсына было тяжелым. Он родился в семье простого крестьянина и с ранних лет работал в поле. Поэт пошел в школу лишь в девять лет, до этого не умел ни писать, ни читать, не знал русского языка. Все изменилось, когда потенциал мальчика заметил сельский учитель, который и стал для него проводником на долгие годы жизни. Именно с его поощрения Кайсын начал писать первые стихи и рассказы.
 Окончив школу, будущий поэт твердо решил продолжать обучение в столице. Для того времени это было чем-то из ряда вон выходящим, когда кто-то уезжал из родного села. Однако Кулиеву удалось сдать экзамены и поступить сразу в два института – литературный и театральный.
 Кайсын познакомился с известными актерами и писателями. Дружба на долгие годы связала его с Борисом Пастернаком, до самой старости оставался ему верным товарищем Евгений Евтушенко, посвящавший ему свои стихи.
 В 1940 году Кайсын добровольцем записывается в армию. За год до большой войны воинская служба была еще лишь делом чести. Великая Отечественная война застает поэта в Прибалтике. Войска с потерями отступают к Ленинграду. Но тяготы войны не пугали Кулиева. Свое отношение к ней он честно излагал в проникновенных строках, которые часто печатались во фронтовых газетах и звучали по всесоюзному радио: «Сразись во имя Родины своей и победи, иль умереть сумей!» – верный собственному девизу, он храбро сражается за освобождение Украины, а в битве за Крым за проявленные доблесть и отвагу Кулиева награждают орденом Отечественной войны.
 Однако в сорок четвёртом году, будучи раненым и находясь в госпитале, Кулиев получил из дома страшную весть о выселении балкарского народа с родной земли. К его телесным ранениям прибавились тогда и душевные раны.
 За несколько часов целый народ был вывезен в степи и пустыни Средней Азии. А после войны Кайсын, имея возможность выбрать место жительства, предпочёл разделить все страдания и унижения ссылки со своим народом. Десять лет провёл Кулиев в Киргизии, посвящая себя борьбе за честь горцев и возвращение на родину. Боролся единственным доступным ему способом – словом. Он писал сотни стихотворений об ужасах жизни изгнанников, но они не принимались издательствами и не печатались в журналах. «Я был бездомным, изнывал в беде, дни черные, как черных птиц, считая…» – так описывал он выселение.
 В конце концов, стараниями многих культурных и общественных деятелей балкарский народ был реабилитирован. «Самый счастливый день народа!» – отзывался об этом в своих стихах сам Кулиев. В 1956 году и он возвращается в родное село Эль-Тюбю. Самым важным делом Кайсына здесь стало возрождение балкарского языка и литературы среди нового поколения, выросшего на чужбине.
 Кулиев не писал детских стихов и увлекательных историй для молодежи, но во всем чувствуются его мысли и переживания о будущем своего народа, которое он видел только в благоразумной и образованной молодежи. Будучи членом правления Союза писателей, он особенно внимательно курировал издательство «Детская литература», часто помогал публиковаться молодым авторам. Благодаря во многом его стараниям, на полках каждого советского школьника обязательно были сказки и рассказы.
 Уверен, что не одно столетие в людской памяти будет оставаться Кайсын Шуваевич Кулиев – пахарь, поэт, солдат и герой.
 Мне не посчастливилось застать живым Кайсына Кулиева. Но в прошлом году Кабардино-Балкарию посетил его друг и соратник по перу – Евгений Евтушенко. Для меня стало невероятной удачей знакомство с ним. На литературном вечере  Евтушенко читал собственные стихотворения о Кулиеве. Особенно мне запомнились эти строки: «Поэт, в беде не бросивший народ, не будет никогда народом брошен…». Это была случайная и потому невероятная встреча. Рукопожатие и несколько минут общения с легендой, с человеком мира, с глыбой отечественной литературы.
 Он жал мне руку, а я все еще не верил в реальность ощущений. Его искреннее доброе лицо, как всегда яркая, узнаваемая внешность – и это он, стоит прямо передо мной. Он говорил. Разговаривал с нами, обычными школьниками. Он обсуждал с нами политику, и русский язык, и наше современное общество. А потом вдруг взглянул на меня своим проницательным взглядом и медленно, с расстановкой, спросил: «Пишешь ли ты стихи?». Я, четырнадцатилетний, отвечал, а сам чувствовал всю скованность своего положения в каждом вздохе и в каждом движении. Мне хотелось громко сказать ему и всему миру: «Да, я пишу!..». Но вот так прямо сказать это Настоящему Поэту оказалось за гранью моих сил.
Затем он задал мне ещё один вопрос: «Каким ты видишь будущее нашей страны, России?». И я с ходу выпалил: «Исключительно светлым и счастливым. Я вижу Россию сильной, свободной и независимой, а мою малую родину такой же гордой и красивой».
 И каждую секунду нашего разговора я вновь и вновь возвращался на сто лет назад, когда родился Кайсын Кулиев. Поражался внезапной, ошеломляющей случайности, подарившей мне литературное наследие и благословление двух великих поэтов. Действительно, поэты не умирают!
Павел Айбазов, 
ЛС «Свеча» ГБОУ ДАТ «Солнечный город».

***

Один день

13 октября 2005 года...
 Уже много времени утекло с тех пор, много сказано, много написано и снято фильмов. Рассказывали и те, кто непосредственно принимал участие в тех событиях, и те, кто анализировал произошедшее со стороны. Я расскажу, что чувствовала я в те дни….
Обычное утро нового служебного дня, накануне отмечали свой профессиональный праздник – День кадрового работника, душевно посидели, много смеялись, вспоминали интересные моменты, у каждого их накопилось немало, разошлись затемно со словами «Спокойной ночи, до завтра». 
 Утром что-то тревожное носилось в воздухе, но плохие мысли отгоняла, ссылаясь на усталость: «Что с нами может случиться?» В город заезжали приданные силы в помощь в обеспечении охраны общественного порядка. Много боевой техники, личного состава со всех уголков нашей Родины. 
 Утро 13 октября выдалось очень теплым и солнечным. Настроение приподнятое, сослуживцы, смех, улыбки, разговоры ни о чем, до начала рабочего дня еще 15 минут, запах кофе… Звонок мобильного вырвал меня из приятной неги: «Что происходит в городе?». Голос брата звучал тревожно, но я его успокоила, сказав: «В городе начинаются учения». Потом я еще долго вспоминала строчку из песни «…а город подумал, учения идут…». Уже через 10 минут, после первого выстрела гранатомета по наружной стене здания МВД, я звонила брату и, стараясь говорить спокойно, просила его забрать мою 10-летнюю дочь из школы. 
 Дальше начался фильм в замедленной съемке. Кто-то пытался отстреливаться из окон здания, кто-то пытался успокоить испуганных женщин (на нашем этаже их оказалось больше всех), кто-то пытался дозвониться и выяснить, что вообще происходит, но связи уже не было! Осознание того, что это звучат выстрелы и идет бой, не приходило. Коридор быстро наполнился запахом пороха. Поверить, что это сейчас происходит с нами, – было невозможно. 
 Неведение очень пугало. Первый раз я ощутила легкий холодок по спине, когда стихли звуки выстрелов на первом этаже здания  и наступила тишина, никто из нас не знал исход боя. По ступенькам слышались тяжелые мужские шаги, кто-то очень быстро поднимался вверх по лестнице, первая мысль – «… наши или не наши…». Помню, подруга еле слышно прошептала: «В заложники не пойду – лучше в окно». Эти мысли посещали какие-то доли секунд, пока мы не увидели на лестнице нашего заместителя командира СОБРа, майора милиции Х. Мамхегова. Никому в жизни я не была так рада как ему. Дальше было все как-то спокойно, без паники. Мы понимали, что для нас все закончилось благополучно. Страшно стало потом… Нас вывели из разбитого выстрелами здания МВД, но добраться до дома оказалось не такой легкой задачей. Повсюду шли боестолкновения, слышны выстрелы, люди в панике хаотично искали убежища. Общественный транспорт не ходил… в голове крутились обрывки мыслей: «… как это возможно? это у нас?... чем все это может закончиться?». Осознание пришло уже дома, когда все телеканалы страны сообщали о вооруженном нападении на правоохранительные структуры г. Нальчика. Что произошло, и в каком масштабе – вызывало шок.
 По долгу службы я вела личные дела сотрудников, ко мне дозвонился мой начальник отдела со словами: «Нужно поднимать личные дела… у нас первые погибшие». Это было очень страшно слышать. В нашей мирной и солнечной Кабардино-Балкарии происходит такое, звучат выстрелы, на улицах десятки погибших, горят машины… Хотелось закрыть глаза, крепко зажмуриться и чтобы это был страшный сон...
 А на календаре месяц Рамадан, священный месяц для всех мусульман. На этот период во все времена прекращались все распри и вой-ны. Когда узнавали о погибших – среди них оказалось много близких и не очень, просто знакомых, но они все были чьи-то дети, отцы, братья, мужья – душа разрывалась на части: «За что?» Сразу в 35 семей сотрудников и 12 гражданских пришло настоящее горе. 
 В такие минуты понимаешь, что ценно, а что не очень. Начинаешь правильно расставлять приоритеты. Горе пришло во многие села и города – республика хоронила своих героев. И не побоюсь этих громких слов, но они ценой своей жизни нам дали возможность жить и радоваться простым мелочам. Что такое боль утраты, я знаю не понаслышке, но найти слова утешения в такие минуты не могла. Если бы мы тогда могли знать, сколько еще раз будем произносить слова соболезнования за последующие годы, опускать глаза – не в силах взглянуть в лицо матери … 
 Но это будет потом, а пока был октябрь 2005-го, и материнское горе было безмерным – 35 молодых ребят никогда не придут на службу, не обнимут мать и никогда не отведут своих детей за руку в школу. Очень дорогой ценой заплатила республика за наше мирное небо. В те дни, если бы материнские горячие слезы слились в один поток, на Эльбрусе растаяли бы вечные снега. Когда многие утверждают, что в наше время нет героев, и в принципе никто не будет так рисковать своей жизнью, что, мол, «не то поколение», я говорю, что мне посчастливилось увидеть примеры самопожертвования ради других своими глазами. 
 Месть – это плохой советчик, но после всего пережитого понимаешь: все воздастся по заслугам. Кому-то будут салютовать, вознося хвалу и приносить цветы на надгробие, а у кого-то этого надгробия не будет... и вечное забвение. Каждый выбирает свой путь. 
 Горжусь тем, что со многими ребятами служила, просто была знакома. Жизнь хороший учитель, но порой слишком дорого берет за уроки. Многое переосмыслено, передумано, разве кто-то мог представить, что в мирное время мы будем оплакивать молодых ребят, которые строили планы на будущее, но в одну минуту, даже не задумываясь, чтобы это будущее было у других, поступили так, как поступили. Время все расставляет по своим местам. Жизнь идет своим чередом, подросли дети тех, кто сложил голову в те октябрьские дни. Многие пошли по стопам своих братьев и отцов. И я уверена, что они будут достойными своих близких, по-другому не может быть, иначе все зря… Имена наших ребят вписаны золотыми буквами в книгу памяти, и кровавыми рубцами остались в сердцах родных и близких.
 Сколько буду жить – буду это помнить!!! Без памяти нет будущего. Такие моменты надо чтить и помнить, подрастающему поколению внушать, что ничего не бывает напрасно. И дочери своей стараюсь привить идеалы добра и справедливости, она пошла по семейным стопам как ее дед, отец (погибший) и я, теперь она служит в органах внутренних дел, и пока у меня есть повод для гордости.
Вот такой один трагический день из жизни милиции (полиции) министерства внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике, свидетелями которого стали очень многие.
Вечная слава погибшим!
Ирина Кривая.

Свежие номера газет Советская молодежь


11.04.2018
04.04.2018
29.03.2018
21.03.2018