Мурат Кабардоков: «Я работаю не с машинами, а с людьми»

В минувшее воскресенье в Музыкальном театре в Нальчике состоялся концерт Мурата Кабардокова и «Клевер Квартета». На следующий день музыканты отправились выступать с той же программой во Владикавказ.
Программа концерта была разнообразной: прозвучали пьесы из записанного совместно с «Клевер Квартетом» альбома «Песни без слов», музыка из фильмов, инструментальные обработки адыгских фольклорных мелодий. Отдельного внимания заслуживает исполнение «ИстамбылакIуэ» – песни-плача об исходе адыгов в Турцию во время Кавказской войны. Песнь-плач, которая по идее должна исполняться а-капелла, только голосом без инструментов, в данном случае была исполнена без голоса и даже не на национальных, а на академических инструментах. При этом трагическая история была рассказана очень убедительно. Всю скорбь оставшегося без дома народа, ощущение непоправимости случившегося, невосполнимости потери  музыканты смогли облечь  в непривычную, но всем понятную форму.
Стоит отметить, что в этот вечер состоялась российская премьера композиции «Reflection on a Dream» для виолончели и фортепиано, написанной по заказу Нэнси Браус и исполненной впервые в Раунд Топе (США, штат Техас) на фестивале «Russian Reflections».
Хотя произведения искусства, как известно, всегда говорят сами за себя, мы решили побеседовать с Муратом и немного расспросили его о творчестве, работе с другими музыкантами, а также о его личном предпочтении в музыке.
- Вы выступаете в Кабардино-Балкарии не так часто. Это связано с плотным графиком? Насколько часто вам бы хотелось бывать здесь с концертами?
- Как бы часто я ни хотел выступать в Кабардино-Балкарии, надо понимать, что с одной программой больше двух раз в год не выступишь. К тому же это связано с финансовыми затратами, нужно везти музыкантов, оплачивать гонорары, гостиницу, зал и так далее. 
- Фактически накануне концерта вы провели мастер-класс для воспитанников Детской академии творчества «Солнечный город». Какие остались впечатления от общения с одаренными детьми?
- Это был не столько мастер-класс, сколько творческая встреча. Наверное, больше всего поразило то, что я как-то вот так, в такой форме встретился и беседовал с детьми, которые уже считаются другим поколением. Это дети двухтысячных. Хотя разница не слишком большая – 10-15 лет – тем не менее, это другое поколение и их еще надо было увлечь тем, чем я занимаюсь, говорить немного другими, не совсем привычными словами. Это было достаточно сложно, но я надеюсь, что справился с этим. 
- Велика ли разница в том, как вашу музыку принимают слушатели на Кавказе и за его пределами? 
- Не могу сказать, что есть большая разница. Есть люди, которым нравится моя музыка, и есть люди, которые это не слушают. Это не зависит от географии и национальности. И в США принимали очень хорошо, и в Польше мы играли. Для них это была совершенно новая музыка. Принимали так же, как в Нальчике, по сути. Не считая того, что в Нальчике меня знают немного больше.
- Есть ли какое-то дорогое для вас музыкальное произведение – неважно, написанное вами или нет, которое вы особенно любите исполнять?
- Не могу сказать определенно, что я хочу играть что-то чаще прочего. Сегодня я играю одно, завтра – другое. 
- Вы много работаете с различными музыкальными коллективами разной величины и масштаба, с другими, так сказать, сольными музыкантами. С кем работается легче, если так, вообще, можно поставить вопрос? То есть проще работать с квартетом, например, или с большим оркестром?
- Тут все индивидуально и зависит не от величины коллектива. Я ведь работаю не с машинами, а с людьми. Поэтому зависит от их профессионализма, способности быстро понять и исполнить новый материал.
- Вы плотно сотрудничаете с Нафсет Чениб, насколько я знаю, недавно занимались или еще занимаетесь записью ее альбома. Что это за работа? Как вы в ней участвуете? 
- С Нафсет, в общем-то, мы познакомились недавно. Вживую мы впервые встретились за день до первого совместного концерта в Москве. Несколько месяцев  мы обсуждали возможность такого творческого союза. Готовились к этому: она – в Москве, я у себя в Петербурге. Наша творческая дружба завязалась в этом процессе работы, выбора зала и все такое. Было предложение записать сольный альбом Нафсет с оркестром. Оно было поддержано спонсором, имени которого я  не буду раскрывать до тех пор, пока все не будет готово. У нас был двухдневный сет с симфоническим оркестром «Таврический» с дирижером Михаилом Голиковым, который, кстати, является народным артистом КБР. Нам еще предстоит немалая работа, потому что запись – это только часть работы. Как я участвую в этой работе? Не знаю (смеется). Я написал аранжировки, решаю некоторые координационные вопросы и так далее.
- Хотелось бы немного поговорить о тенденциях в музыке Северного Кавказа. Что сейчас в моде? 
- Честно говоря, не слежу за модой и понятия не имею, что сейчас в моде. Вроде бы намечается сдвиг в сторону, как говорят люди, аутентичной музыки. Но мало кто знает истинное значение этого слова. При этом есть направление, в котором люди стараются играть на национальных музыкальных инструментах так, как это изначально предполагалось. То есть без использования бас-гитары, бочки и так далее – в акустическом естественном звучании. Это мне нравится. Возникают целые коллективы такого плана. Это то, что касается музыки моего народа. Я не могу за весь Северный Кавказ отвечать. Вспомнился анекдот. На интервью известный ученый говорит: «Все мои суждения могут быть ошибочными, если вырваны из контекста». На следующий день вышел заголовок «Известный ученый признался, что все его суждения ошибочны». Это все объясняет.
- Можно ли сказать, что национальная музыка стала вызывать больше интереса? 
- Да, я думаю, что национальная музыка и, вообще, культура стала вызывать больше интереса, и ее, кстати, двигают именно молодые люди. 
- А какие коллективы и исполнители кажутся вам наиболее интересными?
- Если говорить не о классике, мне больше всего импонирует рок 70-х, джаз 60-х и 70-х. Там просто россыпь имен и коллективов. Сейчас для меня имеет значение Стинг, «Radiohead», мне очень нравится Эми Уайнхаус. А в классике… если просто пройтись по школьной программе  классики… ведь не просто так они названы великими! Любое имя для меня практически священно начиная от Баха заканчивая Шостаковичем.

* * *

Мурат Кабардоков – композитор и музыкант, в 27 лет ставший народным артистом Кабардино-Балкарской Республики, автор саундтрека к фильму Александра Сокурова «Франкофония», получившего два приза на 72-м Венецианском кинофестивале.  Кабардоков известен как автор музыки к фильмам и театральным постановкам, сочинений различных жанров и направлений: от классической музыки до популярной. Один из создателей «Симфонии Кавказа» – масштабного аудиоальбома сочинений адыгских и русских композиторов на черкесские темы. Работал с симфоническим оркестром Лондонской национальной оперы, сборным оркестром Нидерландов, Мариинским театром, «Таврическим». Номинант на Госпремию РФ 2012 года в области искусства.
«Клевер Квартет» – коллектив из Санкт-Петербурга. Имеет опыт выступлений в России и Европе. В копилке коллектива – работа над созданием альбома Светланы Сургановой «Игра в классики», исполнение каверов на популярные рок- и поп-песни в проекте Midnight Opera с Анастасией Максимовой и другими звездами оперы, запись альбома Мурата Кабардокова «Песни без слов», запись саундтрека Мурата Кабардокова к фильмам А. Николаева «Цурцула», С. Хажироко «По небу босиком» и т.д. «Клевер Квартет» – это виолончелист и его основатель Игорь Ботвин и скрипачи Екатерина Шмелева, Владимир Шуляковский и Кристина Васильева.
Организатором двухдневного тура Мурата Кабардокова и «Клевер Квартета» выступил рекламный медиацентр «Август».

Дарья Шомахова.

Свежие номера газет Советская молодежь


21.07.2021
14.07.2021
07.07.2021
30.06.2021