Беслан Бербеков: «Искусство требует жертв»

Этой весной на сцену Кабардино-Балкарского музыкального театра после двадцатилетнего перерыва вернулась великая опера Джузеппе Верди «Травиата». Дирижировал оркестром Беслан Бербеков. Мы побеседовали с дирижером и педагогом о роли классического искусства и развитии художественного восприятия у современной молодежи.
- Итак, «Травиата» вернулась на сцену театра после двадцатилетней паузы. Почему все-таки выбрали именно эту оперу?
- Полагаю, этот вопрос лучше было бы переадресовать директору театра Руслану Барагунову. Но я расскажу предысторию, и, возможно, картина немного прояснится. Последние годы я вхожу в состав приглашенной госкомиссии Северо-Кавказского государственного института искусств в качестве работодателя, и как-то раз мы там пересеклись с Русланом Ержибовичем. Он поинтересовался, не хочу ли я попробовать встать за дирижерский пульт, хотя еще прежний директор приглашал меня лет 20 назад. После консерватории с 1994 года я занимаюсь художественным образованием детей и не решался совмещать две ответственные должности. В то время главным дирижером театра был Натби Шабатуков, бывший мой руководитель в институте искусств. Но когда, к сожалению, его не стало, Руслан Ержибович настоял на моем переходе в театр дирижером по совместительству. На первой встрече разговор зашел о новых постановках, где и была предложена опера Верди «Травиата». Я согласился.
- Трудно ли было «с места в карьер»? 
- Сложности были не только и не столько в этой связи. Музыкальный театр – непростая система, где сосредоточены музыка, драма и многое другое. Но драматургию оперы все-таки определяет Его Величество Музыка.
От планирования до реализации – долгий и тернистый путь. Мне, как новому человеку в театре, нелегко было распределять роли действующих лиц оперы. Найти солиста с соответствующим уровнем подготовки, обладающим необходимым диапазоном голоса и возрастом... Словом, в этом я больше полагался на своих коллег. 
Что касается оркестра – в регионах не всегда оркестр может себе позволить полный состав инструментов и музыкантов. Нехватка исполнителей на духовых инструментах является общероссийской проблемой. Но иногда могут выручить приглашенные музыканты из соседних республик. В общем, такие нюансы, совсем не романтичные, «земные», но на них держится многое. Потому на одних талантах не получится добиться высот: это большие ресурсы материальные и человеческие. 
- И все же, премьера прошла блестяще: нашли и вокалистов, и музыкантов. Так все было?
- В начале реализации этого проекта к работе приступили концертмейстеры и репетиторы по вокалу, которые являются первыми помощниками дирижера. Пока солисты разучивали свои партии, одновременно велась работа с хором, хореографией и, конечно же, с оркестром. Кроме задействованных на сцене артистов, за кадром работала огромная армия сотрудников театра, от которых также зависел успех постановки. 
Пользуясь случаем, хочу выразить огромную благодарность всему коллективу театра за огромный труд, поскольку опера дословно с итальянского так и переводится – труд.
Я считаю, что мы с поставленной задачей справились, хотя, конечно, есть еще над чем поработать. Благодарен руководству театра за возможность прикоснуться к такому замечательному материалу. Верди – это ведь, без преувеличения, вершина оперного искусства. 
- Но почему тогда «Травиаты» так долго не было на сцене?
- Последний раз в стенах нашего театра эта опера прозвучала 20 лет назад. Но потом, по разным причинам, время сработало против «Травиаты». Материал не поднимали с тех пор, за исключением отдельных сцен и арий. Но вот сформировался новый молодой состав артистов, готовых справиться с задачей, и любимую оперу решили «реанимировать». Я с удовольствием согласился на это предложение еще и потому, что соприкасался с ней в период студенчества. На самом деле, опера доступна для широкой аудитории, проста и гениальна. Сложность в ее прозрачности, она требует безупречного исполнения партий. В работе над материалом я часто напоминал солистам: на первом месте профессиональное исполнение вокальной партии, и только на втором – актерское мастерство. 
- А что скажете насчет зрителя, он пришел подготовленный?
- О, да! Были в зале и те, кто помнил прежнюю постановку, а то и участвовал в ней, это было волнительно. Потому что не всегда ведь люди готовы воспринять новое прочтение. Но мы не излишествовали, хотя опера и поставлена немного по-новому. В этом смысле я разделяю позицию Николая Цискаридзе по поводу «осовременивания» классики: «Создайте свое и уродуйте, а то великое – не трогайте!» Мы, конечно, переживали: будут ли зрители после пандемии, да и просто поверят ли нам. Отрадно было видеть практически полные (с учетом ограничений из-за пандемии) залы в эти два дня премьеры. Кстати, было много приезжих, отдыхающих в санаториях Нальчика. Конечно, и жители республики. И хотя опера – сложный жанр, но у нее есть ценители. Надо признать, как жители приморских городов не купаются в море, а горцы редко ездят в Приэльбрусье, так и тут: многие впервые побывали в республиканском театре, несмотря на не один десяток лет жизни в регионе. В этом смысле «Травиата» – идеальная опера для того, чтобы начать осваивать новые культурные горизонты. Считаю, что своего зрителя театру нужно воспитывать, хотя со взрослыми людьми это, безусловно, сложнее. А вот детей и молодежь – можно и нужно! Если вырастить поколение, понимающее и ценящее искусство, то за будущее можно не беспокоиться.
- Вы, собственно, практически этим ведь и занимаетесь?
- Да, система образования в области искусства – моя стихия. После музучилища работал директором музыкальной школы в родном Аушигере, потом – в методическом кабинете министерства культуры, затем преподавал в колледже, в институте искусств, а после стал директором методцентра по художественному образованию республики. Я втянулся в эту работу, и теперь с гордостью могу сказать, что по многим показателям детские школы искусств Кабардино-Балкарии занимают лидирующие позиции на Северном Кавказе. За короткий период сразу пять ДШИ региона становились лауреатами всероссийского конкурса «50 лучших детских школ искусств», более десяти учащихся стали лауреатами конкурса «Молодые дарования России», два преподавателя – лауреатами конкурса «Лучший преподаватель детской школы искусств». И мы – единственные в СКФО, кто имеет такие достижения на общероссийском уровне.
Видимо, после такого успешного результата, на меня обратили внимание и пригласили в Государственную Думу принять участие в парламентских слушаниях на тему «Реализация Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации в сфере художественного образования», в контексте проекта основ государственной культурной политики». С докладом и своими наработками, инициативами я позже выступил и поделился с коллегами на межрегиональном форуме Общероссийского народного фронта в Ставрополе с участием Владимира Путина на площадке «Образование и культура как основы национальной идентичности».
Считаю, что сегодня в стране происходят позитивные изменения по отношению к детским школам искусств. И я уверен, если мы сможем укрепить школы искусств, сделать их фундаментом профессионального искусства, то в музыкальном театре, в государственной филармонии и других творческих коллективах не будет кадровых и других проблем. 
- Вернемся к творчеству. А ведь дирижирование и преподавание в каком-то смысле созвучны?
- Отвечу коротко. Чтобы быть дирижером и преподавателем в области искусства, нужны фундаментальные знания и умения. Конечно, это применимо к любой профессии… Но дирижер – не только музыкальный руководитель оперного спектакля, который разучивает произведение с исполнителями, он прежде всего принимает ключевые решения, определяющие, каким это произведение в итоге услышит публика: от темпов, акцентов, динамики до общего стиля оркестрового и вокального звучания.
- А тогда такой вопрос: сцена или преподавание, если бы пришлось выбирать?
- Я думал, что уйду после премьеры, если «Травиата» не будет принята зрителем. Не знаю, к счастью или к сожалению для меня лично, но все прошло удачно. К тому же, директор Музтеатра после премьеры четко обозначил: «Грант главы республики выиграли – надо работать дальше: ставить оперу Молова «Камбот и Ляца». Ее, кстати, ставили в последний раз тоже в начале 2000-х. Материал непростой, сейчас идет подготовительная работа. С одной стороны, я требую «по бумаге», с другой – сам могу проверять и проявлять свою профессиональную состоятельность на сцене, мне нравится такой расклад. Попробую продолжить начатое, тем более, что в театре главный дирижер – один из лучших музыкантов региона, мой бывший преподаватель Александр Чепурной.
- Часто можно услышать: «Сейчас трудные времена, не до искусства»…
- …а еще есть фраза: «Уровень жизни народа определяется уровнем его культуры». Добавлю, и не только культуры. Это все взаимосвязанные вещи. Как-то на встрече в «Солнечном городе» один из ведущих математиков республики в своем докладе сказал: «Уровень жизни народа определяется уровнем его отношения к математике». Вы не представляете, как я был рад это слышать: если представители каждой профессии будут с такой позиции подходить к своему делу, то качесто нашей жизни поднимется на серьезную ступень. 
А возвращаясь к постановке оперы, хочу вспомнить фразу: «Искусство требует жертв», жертв моральных и материальных… Кто-то, может, скажет, что, мол, можно было и без «Травиаты» обойтись, устроили бы вечеринку без особых затрат и заработали бы денег в разы больше, чем на билетах в театр. Выбор, безусловно, есть всегда. Но уверен в одном: «трудные времена» уж точно будут неизбежны, если государству и обществу когда-то станет «не до искусства…»

Алена Докшокова.

Свежие номера газет Советская молодежь


16.06.2021
09.06.2021
02.06.2021
29.05.2021