Искусство быть другим

Кажется, Сергей Довлатов называл артистов донорами, отдающими себя, не требуя вознаграждения. Меткая метафора становится особенно наглядной в случаях мастерской актерской работы, благодаря которой полностью растворяется та самая «четвертая стена» между сценой и залом, перенося зрителей в другой мир. И в наших театрах такое не редкость, и, к счастью, этой магией владеют молодые артисты, как, например, актер Русского Государственного драматического театра им. Горького, лауреат премии Союза театральных деятелей КБР в номинации «Молодое дарование» Алим Сибеков.
Поклонники Мельпомены, услышав эту фамилию, возможно, понимающе кивнут, решив, что все дело в генетике. И действительно, выдающаяся актриса, одна из основоположниц национального Кабардинского театра, еще при жизни ставшая его легендой, заслуженная артистка РСФСР Буха Сибекова – родственница Алима. Его мама, Мадина Сибекова, много лет руководит Домом культуры в Черной Речке, где, собственно, и начиналась карьера ее сына.
Впрочем, в отличие от множества других «детей кулис», на сцену Алима никто не выводил, не считали мальчика «театральным ребенком». Что никак не останавливало малыша, неоднократно прерывавшего и репетиции, и театрально-концертные выступления своими неожиданными выходами и творческими предложениями. В общем, вспоминает Сибеков, в конечном итоге ему удалось «вырвать» свое право выступать в ДК. А с первого класса к этому праву присоединилось еще и участие во всех школьных мероприятиях, в том числе, и вокальное участие – уже тогда у мальчика обнаружился необычный голос, после мутации окончательно сформировавшийся в по-настоящему магнетизирующий публику бас-баритон с богатым тембром, разнообразными модуляциями и мощным звучанием.
Именно поэтому долгое время в отношении выбора своего пути Алим колебался между профессиями певца и артиста. И сделал его только в 11 классе, после триумфального участия в конкурсе юных чтецов, где завоевал Гран-при.
Однако, определившись с профессией, юноша не знал, как приступить к реализации своего плана. За советом он пришел к Руслану Фирову, на тот момент главному режиссеру Кабардинского театра. Разглядев потенциал парня, Фиров посоветовал ему поступать в Щукинское училище.
«Подумав, что речь идет о Кабардинской студии, студенты которой в тот год уже заканчивали первый курс, я удивился. А Руслан Борисович сказал: «А ты сам поступай! И не в национальную студию, а как самостоятельный абитуриент, на общих основаниях».
И мэтр не ошибся со своим предложением: Алим поступил. Хотя конкурс в 2012 году составлял свыше 350 человек на место! Остается только догадываться, какому психологическому прессингу он подвергался, видя, как все прилегающие к институту улицы заполнены другими абитуриентами. Хватило бы того, что парень... опоздал, и Руслан Фиров просил комиссию о допуске Сибекова к экзаменам. Это было не зря: выпускник из Кабардино-Балкарии произвел на комиссию хорошее впечатление, что даже лишний вес – за полтора месяца после экзаменов Алим сбросил почти тридцать килограммов – и ощутимый кабардинский акцент не стали помехой.
Кстати, от акцента единственный представитель национальной республики на курсе избавился быстро: с первых дней учебы полностью погрузился в студенческую жизнь. А она в «Щуке» всегда славилась своей насыщенностью. Да и курс, как оказалось, был экспериментальным и предусматривал углубленную программу, включавшую в себя множество спецдисциплин, которые в училище ранее никогда не преподавались. Так что, когда студентов отпускали домой в десять вечера, считалось, что это большая удача.
Проучившись год, по семейным обстоятельствам Сибеков был вынужден оставить вуз. Но времени зря не терял, совмещая работу с занятиями вокалом. А еще через год стал студентом второго курса актерского факультета Северо-Кавказского Государственного института искусств, вел который Магомед Атмурзаев.
Курс был сильным, студенты – яркими и талантливыми, но Сибеков выделялся и там, став знакомым многим по «ночам» музеев, искусств, библиотек, межрегиональным круглым столам, торжественным вечерам и концертам, где завоевывал заслуженное зрительское признание в качестве одаренного чтеца. Неслучайно студент Сибеков «взял» Гран-при на конкурсе «Живое слово». Ну, а на дипломных спектаклях продемонстрировал всю мощь своей универсальной актерской палитры. В лирической драме «Варшавская мелодия», поставленной им вместе с однокурсницей Заирой Кумаловой, он блестяще сыграл Виктора, показав убедительную трансформацию своего героя на протяжении десятилетий. А всего через час после завершения этой драмы предстал совершенно неузнаваемым в образе ... киплинговского Балу.
«Анималистическое направление» в работе Алима продолжилось и в Кабардинском театре, куда его несколько раз приглашал Руслан Фиров. Он же и предложил молодому актеру роль Ослика Кико в знаменитом спектакле «Черная бурка», ставшем дебютом Сибекова в КГДТ: «Сперва, конечно, пребывал в недоумении, но очень скоро буквально полюбил Кико. Не меньше, чем Карамана – главного героя постановки «Как мой дедушка женился». 
Также разнообразны образы Сибекова и в Театре юного зрителя: начиная от Пингвина («У ковчега в восемь») и Волка («Приключения куклы Софии»), заканчивая Бахрамом («Наследство волшебника Бахрама») и Пианистом («Оркестр» Ж. Ануя).
Вот уже три года Алим – артист Русского Госдрамтеатра им. Горького. И, пожалуй, этот период стал для него наиболее плодо-творным, принеся ему и победу в номинации «Лучшая мужская роль второго плана» за роль Принца Клауса в спектакле «Снежная королева» на Международном фестивале драматических театров «Южная сцена-100», и премию Союза театральных деятелей КБР.
А в начале июля в чеховском «Дяде Ване» молодой артист сыграл пожилого разорившегося помещика, ставшего приживалом, Илью Ильича Телегина, образ которого многими литературоведами трактуется как библейский, и сыграл так, что от монолога его героя замирало сердце. Двумя неделями раньше он блеснул в главной роли молодого, амбициозного и циничного манипулятора Глумова в постановке Юрия Балкарова «На всякого мудреца довольно простоты», который и пугал, и восхищал одновременно, которого обсуждали и во время антракта, и после спектакля абсолютно все зрители.
Полярность образов этих персонажей, отличающихся и внешностью, и пластикой, и мимикой, и даже голосами, порой казалась невероятной: это не артист Сибеков в ролях Телегина и Глумова, а настоящие Телегин и Глумов! А сам Алим ничего необычного в этом не видит: «Процесс работы над образом – это «искусство быть другим». Не помню, кому принадлежала эта фраза, но это в точку. И состоит это искусство из последовательных алгоритмов. Прежде всего, нужно прочитать и разобрать пьесу, определить событийные ряды, основной конфликт, отношение персонажей друг к другу. Это первый и сложный процесс. 
Затем необходимо таким же образом разобрать роль своего персонажа, понять, что он из себя представляет. Построить действенную линию, найти сверхзадачу. Определить проблемы, которые его волнуют, его отношение к другим персонажам, хорошие и плохие черты характера. И, самое главное, – внутреннее состояние. И, уже исходя из внутреннего состояния, родиться и внешне».
Подобное перерождение молодой артист успел испытать и в другом формате, сыграв диаметрально противоположные роли на экране. Первая из них – роль нацистского офицера, одного из убийц Али Шогенцукова в кинофильме «ЛIэгъуэджэ» Ислама Канкулова. Сбылось-таки предсказание Валентина Камергоева, который однажды посмотрел на голубоглазого светловолосого Сибекова и неожиданно резюмировал: «Судьба тебе сыграть когда-нибудь фашиста».
Интересная подоплека и у второй роли – в ней Алим воплотил... мужа Бухи Сибековой Мухамеда Сонова в ленте Марины Мисостишховой «Актриса».
Какого бы героя он ни играл, какой бы хронометраж ему ни был отведен, как бы ни был близок ему воплощаемый персонаж, либо, наоборот, создавался на преодолении себя, любая роль Алима Сибекова становится открытием и событием, свидетелем которых хочется становиться как можно чаще. 

Наталия Печонова. Фото Татьяны Свириденко.

Свежие номера газет Советская молодежь


15.09.2021
08.09.2021
02.09.2021
25.08.2021